Листая страницы истории курганской милиции (окончание)

08.02.2017
Листая страницы истории курганской милиции (окончание)

На фото: Этот снимок переносит нас в 1919 год — время, когда над Зауральем занялась заря Октября. Власть наша, Советская. Организовали и возглавили ее вот эти люди. Среди них Наташа Аргентовская, ее брат Лавр. Четвертый слева во втором ряду — Иосиф Ястржембский, первый руководитель ревтрибунала; Лавр Аргентовский.

Окончание. Читать начало

Беспорядки в Кургане на почве алкогольного психоза происходили в начале декабря 1917 года. В городе исправно работал винокуренный завод потомков известного в крае промышленника Д.И. Смолина, продукция хранилась на винном складе. Администрация склада под предлогом борьбы за народную трезвость решила вдруг «утилизировать» запасы спирта путем выливания оного среди бела дня на лед старицы реки Тобол в городской черте. Только силами сочувствующих новой власти, которых наспех собрали, организовали и вооружили, удалось без серьёзных последствий подавить противоправный разгул пьяных толп. Вооруженные сочувствующие из солдат и рабочих, организованные в городские отряды, стали, по существу, первой «силовой» структурой новой власти. Эти отряды взяли под охрану объекты города, в том числе завод и винные склады.

А противостояние «кто — кого» нарастало с каждым днем. Группа офицеров 34-го запасного полка прибыла в Совет и потребовала разоружить городские отряды. Однако Совет отверг офицерский ультиматум. 20 декабря 1917 года при Курганском Совете была создана городская Красная гвардия. Комиссаром избрали члена Совета М. Н. Петрова-Бурова. Новое выступление военных против Совета произошло 31 декабря 1917 года. В Совет прибыли уполномоченные офицеры 34-го полка с жестким требованием распустить Совет и разоружить Красную гвардию. Соотношение сил в городе было явно не в пользу Совета. Накал страстей был таков, что силовое разоружение полка могло вылиться в большое кровопролитие. В ночь на 2 января в солдатские казармы были направлены агитаторы Совета. К утру полк был «распропагандирован», нижние чины полка первыми сложили оружие.

Неудача прежней власти по созданию рабочей милиции, а главное, по организации её работы в условиях разгула преступности, заставляли Совет ответственно и со всей серьезностью подходить к вопросу формирования новой рабоче-крестьянской милиции. Тем более, что уже существовала городская Красной гвардия как некоторая сила, на которую власть могла опереться. Советская милиции в городе Кургане и уезде как орган исполнительной власти и структура, подведомственная Советам, оформилась в феврале 1918 года. Именно в начале февраля Курганский Совет рабочих и солдатских депутатов назначил Лавра Васильевича Аргентовского комиссаром рабоче-крестьянской милиции в городе и уезде.

Семья Аргентовских появилась в Кургане после 1912 года, куда её глава Василий Алексеевич был сослан самодержавием на поселение за участие в «беспорядках» на Ленских приисках. У Аргентовских было четыре сына и две дочери. Будущий первый комиссар курганской милиции служил на Балтийском флоте, в Петрограде принимал непосредственное участие в октябрьских событиях. В ноябре 1917 года Л.В. Аргентовский прибыл в Курган и активно включился в советское строительство.

История отвела курганской милиции первого формирования и её руководителю всего четыре ярких и трагических месяца.

АргентовскийАргентовский, как комиссар милиции, решил две первоочередные организационные задачи: во-первых, создал на основе проверенных кадров городской Красной гвардии и сочувствующих советской власти вполне боеспособное подразделение милиции, во-вторых, обеспечил высокую мобильность милиции за счет создания конной группы.

Уже в первом боестолкновении с крупным бандформированием под деревней Кремлёвка конная группа милиции практически уничтожила банду. В самом Кургане активные действия милиции позволили навести некоторый порядок.

В мае 1918 года НКВД РСФСР направил всем губернским исполкомам телеграфное распоряжение об организации штатной рабоче-крестьянской милиции. Однако создать в Кургане милицию как профессиональную структуру помешало восстание чехословацкого корпуса.

Опять же по «странному стечению обстоятельств», в середине мая 1918 года в Кургане, как и в других крупных населенных пунктах на Сибирской железнодорожной магистрали — от станции Ртищево (ныне Саратовская область) до Владивостока. «застряли» эшелоны Чехословацкого корпуса общей численностью до 45 тысяч человек.

Формально корпус, состоявший из бывших военнопленных австро-венгерской армии, являлся частью вооруженных сил Франции и эвакуировался в Западную Европу. Существовало специальное решение Советского правительства от 26 марта 1918 года об эвакуации чехословацких войск через Владивосток при условии сдачи вооружения местным Советам.

На железнодорожных путях станции Курган стояли шесть воинских эшелонов, в которых находилось 2700 солдат и офицеров. Интенданты эшелонов быстро организовали питание и быт военнослужащих. И хотя курганский рынок обеспечивал эшелоны продовольствием в требуемых объемах, делались попытки под предлогами дополнительных закупок выехать в южные районы края и установить связи с казачьими станицами. Чешские наряды дежурили на железнодорожном телеграфе, мотивируя свое присутствие потребностями в получении информации по всей магистрали. Военнослужащие эшелонов свободно передвигались по городу, однако в свое расположение не допускали никого, кроме нескольких лиц, уполномоченных Советом.

Вооруженные действия против советской власти части корпуса начали 25 мая на станции Мариинск. Формальный повод — требование местного Совета о разоружении. 26 мая чехо-словацкими частями был захвачен Новониколаевск (ныне Новосибирск). В Кургане и вокруг пока всё было спокойно. И хотя чехи были такие милые, и язык у них был красивый, исполком Курганского Совета начал подготовку на случай военных действий. Был создан штаб обороны города, который возглавил Владимир Владимирович Губанов, в прошлом слесарь депо Курган, комиссар труда Совета рабочих и солдатских депутатов и военный комиссар. Удалось сколотить несколько отрядов рабочих во главе с членами Совета. Люди отчетливо понимали — у чехословаков численный перевес, превосходство в вооружении, боевой опыт. Понимали, что город не удержать, помощи ждать неоткуда — 26 мая легионеры корпуса заняли Челябинск. Понимали, что впереди будет их «последний и решительный»...

2 июня 1918 года чехословацкие подразделения развернулись в боевой порядок. Офицеры корпуса передали Совету ультиматум о передаче в безоговорочном порядке всей полноты власти. Ультиматум был отвергнут. Чехословацкие подразделения при поддержке местных мятежников начали наступление на город со стороны станции. Исход боя был предрешен. Отходя от рубежа к рубежу, рабочие отряды, красногвардейцы и милиционеры сдерживали, как могли, наступление противника. Ожесточенная перестрелка продолжалась и самом городе. Члены городского Совета вместе с милиционерами на левом берегу Тобола сопротивлялись до последнего и обеспечили отход через мост конной группе Д.Е. Пичугина. В результате удара легионеров вдоль Тобола защитники моста, среди которых — советские работники, коммунисты, сотрудники милиции вместе со своим руководителем, были окружены и пленены.

Власть в городе перешла в руки чехословацкого командования. По Кургану прокатилась волна арестов и расстрелов. В городскую тюрьму под пытки было брошено более 500 человек. В уезде режим беспощадного террора обеспечили карательные отряды.

15 сентября 1918 года группа руководителей обороны города была выведена из тюрьмы и в районе современной Химмашевской улицы расстреляна

Погибли:

  • Александр Павлович Климов — председатель первого большевистского комитета Курганской партийной организации, член исполкома совдепа, первый военный комиссар города Кургана;
  • Евгений Леонтьевич Зайцев — председатель Курганского совдепа;
  • Иван Яковлевич Пуриц — первый редактор большевистской рабоче-крестьянской газеты «Известия Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» в городе Кургане;
  • Сергей Александрович Солодников — секретарь Курганского совдепа;
  • Лавр Васильевич Аргентовский — комиссар горуездной милиции;
  • Владимир Владимирович Губанов — комиссар труда, член совдепа, военный комиссар;
  • Филипп Иванович Кучевасов — председатель следственной комиссии Курганского уездного революционного трибунала;
  • Александр Евстафьевич Мартынюк — секретарь Курганского уездного революционного трибунала;
  • Мартин Петрович Грунт — комиссар Курганской тюрьмы, член Курганского уездного революционного трибунала;
  • Григорий Михайлович Зырянов — член следственной комиссии Курганского уездного революционного трибунала.

Дмитрий Егорович Пичугин создал партизанский отряд, воевал с карателями, был схвачен в бою и 23 июня 1918 года расстрелян на Белозерском тракте у Белого Яра.

В семье Аргентовских в этот год погибли отец Василий Алексеевич, Константин — младший брат Лавра Васильевича. Сестра — восемнадцатилетняя Наталья — была 13 августа 1919 года замучена в тюрьме.

Сегодня имена этих людей носят улицы Кургана, их память увековечена в обелисках.

А советская милиция в Кургане и уезде появилась вновь почти через год, когда в ночь с 13 на 14 августа 1919 года город был освобожден от войск Колчака.

Ю. ГАВРИЛОВ,
советник начальника УМВД России по Курганской области по работе
с ветеранскими организациями, руководитель музея истории милиции Курганской области, полковник милиции в отставке

А. ИНОЗЕМЦЕВ,
полковник внутренней службы в 
отставке

Ваши мнения