Взгляд ветерана

19.12.2016

В номере газеты от 28.11.2016 г, прочитал поздравления в свой адрес, в связи с моим 70-летием и статью обо мне. Это приятно и волнительно. Я признателен и благодарен все тем, кто поздравил меня через газету и так просто по телефону, либо при личных встречах. Всем Вам читателем газеты желаю крепкого здоровья, благополучия и удачи. Берегите себя и своих близких.

В этой же газете опубликована статья «10 ноября — День Советской милиции». На мой взгляд, она не может оставить равнодушными всех тех, кто её прочтёт. Да и тех кто её не прочтёт, но когда-то служил в Советской милиции, кто был рабоче-крестьянским представителем в органах правопорядка и воспитан был в духе защиты населения от насилия, тот, полагаю, меня поймёт и разделит мою точку зрения.

Одно название полиция вызывает некоторое отторжение. Оно ассоциируется с чем-то нехорошим, непорядочным, предательским. Тем не менее, нельзя сказать, что в полиции трудятся нехорошие люди. Это продолжатели нашего дела. Они так же, как и мы, борются с преступностью. Так же не спят ночами. Рискуют. Но в их организации работы присутствует что-то такое, что как-то отгораживает их от населения. Войти в отдел полиции свободно, как прежде невозможно. Даже пенсионер в звании полковника милиции не может войти перед тем, как сидящая (сидящий) на вахте сотрудник не допросит его по полной форме: «Кто вы? К кому идёте? По какому поводу? Созванивались ли вы с тем, к кому идёте?» и т.д. и т.п. И если ты не созванивался, а повод такой, что знать, сидящему на вахте человеку, знать об этом необязательно — тебя просто не пустят. Как бы ты их не уговаривал. С чем это связано? Непонятно. Но то, что это отгораживает полицию от населения — это факт. Ну, кому придёт на ум, находясь в здравом уме, от нечего делать идти в полицию? Если же кто-то захочет здорово ей насолить, то он это сможет сделать, не заходя в здание. А вот препинания на вахте с бывшими сотрудниками — ныне пенсионерами, в присутствии разного рода публики, в том числе судимых, вызывает у последних смех и издевательские насмешки типа: «Ну, мусора дают. Уже своим хода нет». Представляется, что это не прибавляет авторитета полиции. Как и то, что очень часто приходится слышать от граждан, что своего участкового они ни разу не видели. И не потому, что они к нему не ходили, а потому что участковые перестали ходить по населению. Сам живу много лет в частном секторе. Помню участковых Семёнова и Очеретова, которые ходили по домовладениям, проверяли домовые книги, паспорта и др. документы. При необходимости составляли протоколы. И знали всех наперечёт на своём участке и всё, что на нём совершалось. До сих пор домовая книга сохранена и записи в ней участковых той поры подтверждают, то о чём я здесь пишу. К слову сказать, когда работал в Управлении по организованной преступности, сразу после его создания (это были 80-е годы) мы разрабатывали группу лиц, изготавливающих огнестрельное оружие (пистолеты). И вот с таким пистолетом некто Брендючков, отсидевший 15 лет за разбой и освободившийся неделю назад, совершил разбойное нападение на гражданку в квартире на пр. Ленина. (На момент обращения потерпевшей в милицию фамилия преступника нам была неизвестна). Потерпевшая хорошо запомнила его приметы и сообщила их нам. Кроме того, в разговоре с ней, Брендючков проговорился, что освободился недавно и ему нужны деньги, и остановился он в Зубчаниновке. Получив такую информацию, от потерпевшей я обратился к участковому Кировского РОВД Золотавину Юрию Алексеевичу, который в то время обслуживал территорию в п. Зубчаниновка. И он подумав, сообщил, что мужчина с такими приметами стал появляться в конкретном адресе, где живёт одинокая женщина, принимающая у себя сомнительных личностей. Выехали на адрес, обложили дом, и аккуратненько задержали безмятежно спящего Брендючкова, у которого под подушкой лежал самодельный пистолет с патроном в патроннике и снятым предохранителем. Суд ещё раз определил Брендючкову 15 лет. Вот так работали тогдашние участковые. Вероятно, ветераны много могут вспомнить аналогичных примеров и рассказать о них.

Думается, что не на словах и на бумаге, а на практике нужно регулярно организовывать в райотделах встречи ветеранов с сотрудниками, особенно молодыми и делиться опытом. Совсем недавно находился в одном из отделов полиции и попал в кабинет сотрудников ОУР. Поделился с ними своими воспоминаниями о тех временах, когда сам работал в Уголовном розыске о том, как мы тогда работали. Слушали, раскрыв рты. Заинтересованно, с уважением. Хотя нельзя сказать, что это были совсем уж молодые и неопытные сотрудники. В заключение хочу пожелать всем сотрудникам правоохранительных органов здоровья, удачи, благополучия и, конечно, переименования полиции в МИЛИЦИЮ — вооружённый народ. Народ это примет правильно. И напоследок я дарю всем вам своё стихотворение. Представляется, что оно согреет Вас.

Я открыл записную книжку,
Пробежался по ней до конца,
Вспомнил друга — юнца-мальчишку
И товарища-погранца.

Вспомнил тех, с кем служил в милиции,
С кем сплотился в единый кулак.
Предо мною их милые лица,
И забыть мне их просто никак...

Вспомнил девочек — наших подружек,
Ныне женщин преклонных лет.
Мы все также по-прежнему дружим,
Хоть утерян кого-то след.

Что осталось от тех, кто записан
На желтеющих старых листах,
Не писавших мне долго писем
И живущих в разных местах?

Кто уехал в Сибирь, кто на север,
Запад, юг... И в столице друзья,
Но остались все верными вере.
Верят в дружбу — иначе нельзя.

Кто-то жив. Коих нет уж меж нами.
Только в памяти нашей они
Прогорели большими кострами,
И потухли... живые огни.

На страницах тех жёлтых и старых
Память яркая прожитых лет,
Но в глазах её синих и карих
Грусть с 
тоскою оставили след.

С уважением, полковник милиции в отставке ВЕТОХИН А.М.

Ваши мнения