Сыщик

18.12.2015
Сыщик

СИМАКОВ Гронид Емельянович, старший оперуполномоченный ОУР УВД г. Тольятти, майор милиции

Родился в д. Озерки Чувашской АССР в семье крестьян. В 1953 г. Гро­нид Симаков закончил начальную школу, затем горно-промышленную школу г. Киселево-Шахты Кемеровской области. С 1958-го по 1961 г. слу­жил в рядах Советской Армии.

С 1961-го по 1965 г. Гронид Симаков работал на стройках народного хо­зяйства.

В 1965 году Гронид Симаков поступил работать в органы внутренних дел г. Тольятти на должность постового милиционера, одновременно учил­ся в юридическом учебном заведении г. Елабуга.

По окончании учебы в школе милиции г. Елабуга Гронид Симаков с 1969 года работает в уголовном розыске Центрального района г. Тольятти, затем старшим оперуполномоченным ОУР УВД.

В 1987 г. Гронид Симаков в звании майора милиции ушел на заслужен­ный отдых.

Поощрен медалями 3-х степеней МВД СССР «За добросовестную служ­бу по охране общественного порядка».

Он женат — жена Антонина Сергеевна проработала свыше 30 лет в пас­портном отделе Центрального РОВД г. Тольятти.

У Симаковых два сына, трое внуков.

Сыщик
(очерк из книги Евгения Кондрухина «Одержимость»)

Называться сыщиком не так-то просто. Двадцать пять лет своей жизни Гронид Емельянович Сима­ков посвятил работе в милиции, из них 12 лет занимался в Тольяттинском ОУР УВД раскрытием особо тяжких преступлений. И, надо от­дать должное, весьма успешно, им раскрыт не один десяток преступ­лений.

О некоторых расследованиях Гронида Симакова написаны очер­ки, вошедшие в сборник Самарско­го книжного издательства, о нем пи­сали в «Криминальной хронике», и автор статьи Людмила Бородина назвала его «Заслуженный артист уголовного розыска».

Конечно, легендарных сыщиков не бывает, как признается сам Гро­нид Симаков, но методы, которые он использовал при раскрытии пре­ступлений, заслуживают внимания. Они разнообразны и редко когда повторяются. Все зависело от опе­ративной обстановки, времени и ха­рактера преступлений, что за этим стояло, какой резонанс преступле­ние вызвало в обществе.

В 70-х годах Волжский автомо­бильный завод начал выпускать ма­лолитражки. В городе было очень много иностранных специалистов, которые пользовались обществен­ным транспортом. Беспечные ита­льянцы, хранившие в кошельках ва­люту, были лакомым куском для карманных воров. В милицию пото­ком посыпались жалобы с требова­нием вернуть хотя бы документы, а вскоре жалобы дошли до МВД, МИД и даже ЦК КПСС. Высокое столич­ное начальство в категоричной фор­ме потребовало почти невыполни­мую задачу: украденные документы иностранцам вернуть, навести в го­роде должный порядок с кражами.

Начальник уголовного розыска Владимир Филиппов вызвал в каби­нет Гронида Симакова и говорит, мол, вся надежда на тебя, кровь из носа, выручай. Даю тебе двух по­мощников и срок — ровно месяц, ни днем больше. Подумай, покумекай с утра на свежую голову, как от кар­манников избавиться.

Думать не грех, а дело нужное и очень полезное. Всю ночь думал Гронид, и к утру созрела здравая мысль: кошелек следует класть в задний карман брюк, привязать его к леске и к телу, чтобы был он вроде сигнального поплавка, как у рыбака. В первый же день, не успев очухать­ся от давки в маршрутном автобусе, Гронид ощутил осторожное прикос­новение вора к кошельку, и он тут же безошибочно схватил карманника за руку.

В течение короткого времени оперативной работы в автобусах удалось задержать большое коли­чество «щипачей», которые оказы­вали сопротивление и обзывали работников милиции нецензурными словами, на что составлялись адми­нистративные протоколы на 15 су­ток. Собрав всех задержанных кар­манников в кабинете начальника спецприемника, Симаков поставил им ультиматум: вор должен сидеть в тюрьме, но на первый раз он их про­стит, если вернут краденое у италь­янцев, особенно документы. Кар­манники сдержали свое обещание и вернули все документы, а потом ис­чезли из города надолго.

Гронида Симакова не внедряли в какую-нибудь неуловимую банду, как Володю Шарапова из фильма братьев Вайнеров «Место встречи изменить нельзя», он работал один на свой страх и риск, исходя из об­становки, перевоплощался в тот или иной образ. Гронид мог сыграть роль гомосексуалиста, хромого и даже женщину легкого поведения.

Как-то в Портпоселке участи­лись нападения на женщин. По по­ступившим в милицию данным, бы­ло совершено семь изнасилований, но ни одного заявления от потер­певших. Причина была банальной: преступник неплохо разбирался в женской психологии и нападал не на супружеские пары, а на любов­ные, и те, чтобы скрыть свою интим­ную связь, скрывали и преступле­ния. Преступник действовал всегда одинаково: подкрадывался к парочке сзади, бил мужчину по голове, а когда тот падал без сознания, тащил женщину в кусты.

Гронид Симаков решил поймать насильника на живца. Переодев­шись в женскую одежду, с физичес­ки крепким оперативником стал гу­лять по предполагаемым местам, где прятался преступник. Страхова­ла группа прикрытия. Гуляли долго, не один день, пока насильник не клюнул. Скрутили его в два счета.

Артистические способности сы­щика проявились у Гронида Сима­кова уже в самом начале, как только пришел работать в милицию посто­вым милиционером. Жил он тогда в угловом доме на пересечении ули­цы Ленина и Молодежного бульва­ра. Внимание привлекли хулиганы, срезавшие телефонные трубки. До­садно стало: возле своего дома — и такое творится. Задумался, как пой­мать хулиганов? Если возле теле­фонных автоматов будет ходить мужчина, то это насторожит пре­ступников. Решение пришло скоро: надо нарядиться в женщину. Для пробы сходил в магазин за хлебом. По тому, как мужчины уступали оче­редь, понял — поверили, что он женщина.

С того дня стал Гронид прогули­ваться в женском одеянии возле те­лефонов. Мужики липли, как пчелы на мед, бросали соленые реплики, пытались заигрывать. А один пья­ный бугай усадил на лавку, сам дро­жит и рукой за пазуху лезет. При­шлось Грониду его охладить, но он выхватил нож и за ним вдогонку. Приемом самбо Гронид вывернул

хулигану руку с ножом, позвал на помощь. Хорошо, что поблизости оказался работник милиции, он за­брал... обоих. Не хотелось, но вы­нужден был показать удостовере­ние, а милиционер удостоверился лишь после того, как Гронид снял парик.

В тот вечер он все же поймал те­лефонных хулиганов — 15- и 17-летних подростков, узнал их домашние адреса, где вскоре были задержа­ны. Когда начальнику уголовного розыска рассказали об этом случае, он заявил: «Отучится Симаков в школе милиции, принимаю его на работу».

И действительно взял. Никогда не жалел об этом, напротив, ставил в пример как исполнительного, сме­лого сыщика. А смелости Грониду Симакову было не занимать. Вот один из многих случаев в работе сыщика.

В 1973 году утром в милицию по­ступило сообщение, что в Портпоселке возле профилактория «Зеле­ный берег» двое бандитов с целью завладения машиной напали на во­дителя такси и нанесли ему ноже­вое ранение.

Гронид Симаков мог бы отка­заться и не ехать на место преступ­ления, он дежурил сутки и по праву должен был отдыхать. Но сыщик об этом не думал, все его мысли были о том, чтобы найти подонков, напав­ших на таксиста.

Ночью выпал снег, и хорошо были заметны следы. Свидетели про­исшествия рассказали, что бандиты вооружены обрезами и у них за по­ясом висел патронтаж с патронами, как у партизан в войну. Гронид Си­маков с напарником пошли по сле­ду, оружия у них не было. В те вре­мена получить оружие было про­блематично.

Вскоре Гронид остался один, имея 1-й разряд по легкой атлетике, он оставил далеко позади напарни­ка, который не выдержал бешеной гонки. Преступники его заметили первыми и открыли стрельбу из об­резов, патронов у них хватало. При­шлось Грониду прятаться за много­вековые сосны. Они видели, что их преследует работник милиции, но стрельбы не прекращали.

Угрожая подобранным сучком, похожим на пистолет, Гронид Си­маков продолжал преследовать бандитов, а когда они остановили машину и поехали в сторону села Санчелеево, он на попутном ЗИЛе помчался за ними. Молодой води­тель, которому Гронид объяснил, кого преследует, сделал все воз­можное, чтобы прижать машину с бандитами к обочине. У них сдали нервы, и они побежали по полю, но с помощью смелого водителя ЗИ­Ла Симаков задержал преступни­ков.

Позже, уже на допросе у следо­вателя, один из бандитов, у которо­го оставался один патрон, на во­прос, почему не стрелял в пресле­дователя, признался, что пожалел настырного мента.

Гронид Симаков часто рисковал своей жизнью ради спасения лю­дей, и этот риск был оправданным. Не всякий сыщик отважится обуз­дать разъяренного дебошира, изру­бившего топором жену, младшего сына, а старшего, 8-летнего маль­чика, взял в заложники. Когда Гро­нид приехал с участковым милицио­нером на улицу Горького, озверев­ший садист крушил топором мебель в квартире, расположенной на 5-м этаже дома, и выкрикивал угрозы в адрес заложника.

По плану Симакова участковый стал стучать в дверь, чтобы отвлечь внимание, а сам Гронид в это время на глазах толпы залез по балконам на 5-й этаж и через форточку про­ник в залитую кровью квартиру. Уви­дев в руках преступника топор, Си­маков набрал в легкие побольше воздуха и изо всех сил закричал: «А ну-ка, брось топор!» От неожидан­ности пьяный зверь бросил топор и сдался. Как признался Гронид Си­маков, в такие страшные минуты не думаешь о личной безопасности, его преследовала одна цель: спасти мальчика.

Задача настоящего сыщика — это ловить преступников, и они, по верным словам Глеба Жеглова, должны сидеть в тюрьме. Все вер­но, никто возражать не будет. Но иногда в погоне за ложными показа­телями должностные лица идут на фальсификацию, на подтасовку фактов. Милицию это не украшает, в людях теряется вера в справедли­вость. И, как конечный результат, ломается человеческая судьба, ко­торая порой стоит на грани жизни или смерти. Кредо закона — не до­казано, не виновен. Этого кредо в своей работе придерживался Гро­нид Симаков.

В начале 80-х годов в городах То­льятти и Самаре неизвестный мань­як изнасиловал и убил несколько несовершеннолетних. При рассле­довании подобных злодеяний все­гда возникает множество версий и нарабатывается круг подозревае­мых. Нередко в этом кругу оказыва­ются гомосексуалисты, эти психо­паты готовы чуть ли не с радостью взять на себя вину.

Во время расследования серии убийств были задержаны «голубые» Петухов и Мурашов. При допросе Петухов, бывший учитель, дал при­знательные показания, однако в предсмертной записке жене отри­цал свою причастность, а после су­да вдруг пишет на папиросной бу­маге явку с повинной, где четко ука­зывает подробности преступления.

Признанию Петухова Гронид Си­маков не поверил, хотя сомнения были. Они полностью отпали, когда Петухова возили на место преступ­ления. При проведении следствен­ного эксперимента Петухов куклу-манекен, взятую вместо мальчика, положил лицом вверх, тогда как на месте происшествия погибший ле­жал на животе. Но все сделали вид, что не заметили существенной раз­ницы. И руководство УВД послало в Москву телефонограмму о том, что убийство раскрыто и оно соверше­но учителем математики Петухо­вым.

Симаков понимал, следствие по­шло по ложному пути, и на свой страх и риск, без ведома следова­теля прокуратуры, стал беседовать с Петуховым, который объяснил причину признания: над ним изде­вались в камере, избивали. Он тут же написал, что отказывается от сделанного ранее признания. Окон­чательные сомнения у Гронида раз­веялись после того, когда он не на­шел в деле папиросной бумаги Пе­тухова о явке с повинной.

А вскоре задержали настоящего убийцу — маньяка Сергея Никоно­ва, жителя Самары, тоже из «голу­бых», к тому же шизофреника. Он совершил 4 убийства: два в Самаре, одно в Тольятти на автовокзале и еще одно в Ягодном. Нападал толь­ко на мальчиков 7-8 лет. Мало того, Никонов признался, что ехал на пя­тое убийство, но ему помешал так­сист. У маньяка нашли нож, которым он прокалывал животы детям.

При расследовании зверских убийств детей Гронид Симаков за­держал свыше 50-ти гомосексуали­стов, которых отрабатывали на при­частность к убийствам. Изучив по­вадки «голубых», манеру их поведе­ния, сигналы знакомства, Гронид вводил себя в разработку, и на него клевали даже крупные начальники, врачи, архитекторы, которые, боясь огласки, предлагали ему деньги, да­чи, квартиры, но он не поддался со­блазну и свою совесть не продавал иудам.

Не случайно, когда Гронида Еме­льяновича Симакова провожали на заслуженный отдых, он перед стро­ем личного состава УВД сказал:

— Копаться всю жизнь в грязи, но при этом оставаться не испач­канным — это счастье!

Ваши мнения