Так было (поэма)

31.03.2015

Война и победа в жизни ребёнка

1
Рядом грохочет война:
Немец к бакинской прёт нефти.
Ночью картина одна:
Прожекторов перекрестье
И дирижабельный схрон
Виснут над бухтой бакинской.
Город тревожным спит сном
На побережье каспийском.
Город голодным спит сном,
Завтра ещё будет хуже.
Только о хлебе одном
Мамы бакинские тужат.
Маме моей не до сна:
В думах её беспросветных -
Как же прожить месяц нам
Вовсе без карточек хлебных.
Карточки спёрли у нас
Наши лихие соседи,
Спёрли здоровья запас
В чёрные дни лихолетья.
Продано всё, что могло
Проданным быть на Кубинке1.
Многих бедой занесло
В это исчадие рынка.
Скоро тринадцать сестре,
Стукнуло мне аж три года.
Что-то от папы вестей
Нет нам с Кавказского фронта.
Коврик висит предо мной:
Вышит он в мирное время
Мамы умелой рукой
В честь моего дня рождения.
Мне возвещает петух
Бодренькой фразой пробудно,
Что б ни случилось вокруг:
«Юрочка, доброе утро!»
Голод, ни дать и ни взять -
Вырулил к самому краю:
Трудно с кроватки мне встать,
«Мамочка я умираю».

2
Бакинский помню вечерок,
Нас мама супчиком кормила.
«Ну как, наелся ли сынок?» -
Она с надеждою спросила.
Соврать бы, трезво рассудив
Момент, но я голодный взвился.
Ответил я, не пощадив:
«Я не наелся, а напился».
Во всём тогда сквозил подтекст,
Как в голодухе прокормиться:
Во всех глазах голодный блеск
И измождённые все лица.
Сомненья многие презрев,
Решила мама, нас спасая,
Отправиться к её родне,
Живущей в Ставропольском крае,
Где плодородная земля,
Где фрукты, овощи в обильи...
И вот мы там. Кругом родня,
Но только нас давно забыли.
Спасенье наше было в том,
Что мама качественно шила,
И что работала притом
Исправно «Зингера» машина.
Но эта божья благодать
Среди войны недолго длилась…
И вдруг коричневая рать,
Смердя, в Георгиевск явилась.
А перед этим круговерть
Из Юнкерсов и Мессершмиттов!
Летела, жутко воя, смерть
На нас, на город без защиты.
Окопы жалкие в садах
Среди цветущих майских вишен
Лишь умножали детский страх,
Ведь из окопов плач не слышен.

3
Шесть месяцев под немцем мы
В аду кромешном пропадали.
Ни перед кем нашей вины
Быть не могло. За что ж страдали?
Но всё же выжили, и вот
Летят родные самолёты
Так низко, что родной пилот
Махнул рукой нам, а пехоты
Натужный, непарадный строй
Бредёт за танками незряче,
А мы восторженно с сестрой
Целуем всех бойцов и плачем.

4
В Баку вернулись - здесь отец,
Обрадовавший нас без меры.
Он инвалид, но крепкий спец
В вопросах госпитальной сферы...
Построил он в короткий срок
Завод по выпуску посуды,
И обучил работе впрок
Сто женщин, собранных повсюду…

5
К Берлину ближе с каждым днём
Мы гоним полчища фашистов.
Мне пять уж лет, я умудрён
Приличным опытом тернистым.
Из репродукторов вестей
Мы ждали, затаив дыханье:
Когда ж злодей планеты всей
На ней закончит пребыванье?
И вот вошли наши в Берлин:
Душа Адольфа - тут же в пятки.
С собой покончил властелин,
Не первый на Россию падкий.
А дальше - свергнутый Рейхстаг.
Над ним советские знамёна
Слились в один громадный стяг
Над миром, от чумы спасённым.
И чудо света - Левитан -
Потряс уставшую планету:
Он голосом, что богом дан,
Всем объявил нашу победу!

6
Ещё я помню эпизод,
Который в эти дни случился.
Проездом дядя мой и вот
Мы на вокзале Сабунчинском2.
Из поезда весь в орденах
Идёт живой дядя Серёжа.
Он с чемоданчиком в руках,
А за плечо рюкзак заброшен…
Недавно тётушкин звонок
Из Грузии нас огорошил
Известием, прости нас бог,
О гибели дяди Серёжи.
Но он живой! Он к нам идёт.
И мы с отцом к нему стремимся.
Вокруг встречающий народ
С прибывшими бойцами слился.
Над всеми громкое ура!
Над всем: Да здравствует Победа!
Бойцов качают на руках,
Сосед целуется с соседом.
Дядя Сергей с отцом стоят
В обнимку, молча и печально:
Один израненный весь брат,
Другой не раненный случайно.
Когда же дядя стал со мной
Общаться ближе, он заметил:
«Уж больно Юра, ты худой,
Ешь больше каши, как все дети».
Вдруг улыбнувшись, дядя мне
Губную подарил гармошку,
Из шерсти детское кашне
И дорогих конфет немножко.
Я был подаркам очень рад,
Но что особо удивило,
Так это множество наград,
Что на груди у дяди было.
Позволив мне потрогать их,
Он рассказал, за что их дали…
У папы не было таких.
Он объяснял: «Мы отступали…»
Каким чудесным был тот день
Для пятилетнего мальчонки:
В садах Баку цвела сирень
И источала запах тонкий.
А вечером большой салют
Над городом-амфитеатром:
За День Победы залпы бьют,
За подвиг наш, за наше завтра.

P.S.
Прошло уже семьдесят лет
Как пятилетний Юра встретил
Праздник Победы. Спора нет -
Несётся время, словно ветер.
А нынче Юре, то есть мне,
Семьдесят пять сквозь скорбь и беды.
Не знаю я святее дней
И доблестней, чем День Победы!


Юрий ШАХОВ

1 Кубинка - громадная площадь в Баку, где разрешалась продажа подержанных вещей.
2 Сабунчинский железнодорожный вокзал - вокзал в центре Баку.

Ваши мнения