Опаленное детство

29.06.2016

В. Ф. Чернышев Бывший начальник следственного отдела полковник в отставке В. Ф. Чернышев редко появлялся в управлении транспортной милиции. Не давали покоя болезни. Но сослуживцы о нем помнят. Они отмечают его умение общаться с людьми, его исключительное терпение, его готовность всегда помочь человеку, пойти ему навстречу. А детство бывшего следователя было опалено войной. И об этом его рассказ.

— Лето 1941 года у меня стоит перед глазами. Мы бегали на станцию смотреть на поезда. Помню, было тихо и жарко. Пахла трава. И вдруг увидели дрезину. На ней сидели люди в незнакомой форме. Она подъехала к нам, остановилась. Подошел офицер, финн. Спросил, есть ли в селе военные. Дрезина постояла-постояла и уехала. Так и пришел к нам враг. А вскоре в селе появились немцы. Наш дом был хотя и небольшой, но аккуратный, поэтому мы тут же были выгнаны на улицу.

Все лето и осень мы, то есть я, мама и сестра, рыли землянки себе и соседям.

Истинное лицо захватчика я увидел, когда казнили секретаря райкома Крохина (имени его не помню). Вешали его перед школой. Сын Валентин, мы вместе с ним учились, кричал: «Проклятые, я вам отомщу!». Потом немцы искали его по домам. К пасхе 1942 года они взяли двух его сестричек полутора и трех лет, и мать сама сказала, где прячется сын.

Держали Валентина в подвале школы. На следующий день его вывели на площадь. Он шел на виселицу в девять лет, босой и в одной руке почему-то держал лапоть. Я стоял в оцепенении.

Отца и сына сельчане похоронили на окраине деревни. Сейчас школа носит имя Валентина Крохина. На свои сбережения люди поставили им памятник на станции.

...Когда началась война, мой отец ушел в партизаны к Ковпаку. Их отряд выдали предатели, многих убили, многих взяли в плен, в том числе и его. Выл он в Восточной Пруссии в Либеррозе. Когда подошли советские войска, был освобожден и солдатом дошел до Берлина.

Самым страшным для меня был 1943 год. Главные события на Курской дуге проходили в 40 километрах от нашего села. Снарядом разбило землянку. Я спал в шифоньере. Он до сих пор стоит в сенях нашего дома в Коренево.

Мама погибла в том же году. Она попала под поезд. Помню, я пошел встречать ее на станцию. С санками. Увидел окровавленную одежду на полотне. Собрал все, что осталось от нее, положил на сани и повез в деревню. Не успел дойти до первого дома, как с криком встретила тетка. Я остался жить у нее...

Помню День Победы. Когда вернулся отец, рассказал, что произошло с мамой. Он обнял меня.

А дальше у меня было все как у сверстников. В 1953 году в Николаевске окончил десять классов. Мечтал стать морским летчиком, но не прошел комиссию. После армии работал инструктором райкома комсомола. Учился на юридическом факультете Ленинградского университета. Там встретил Тамару Павловну, свою будущую жену. А потом пошел работать в милицию — сначала дознавателем, потом следователем, а дальше — как и положено по служебной лестнице до самой отставки.

...Дети лихолетья. С ранних лет почти все — сплошь седые. Отдавая дань воинам, мы помним и о них. Потому что это была народная война. Повторюсь еще раз: народная.

Николай КУПЦОВ, полковник милиции в отставке.

Ваши мнения