У трагедии 10 февраля нет срока давности

28.02.2016

В газете «Сослуживцы» № 1 от 28/1-2016 года прочитала заметку о пожаре в здании УВД 10 февраля 1999 года. В глазах встала страшная трагедия, в которой погибли друзья и, конечно, воспоминания того трагического дня. Дело в том что я в этот день приходила в здание УВД по своим делам. Необходимо было взять направление на МСЭК № 2 в отделе кадров УВД.

В здании УВД Самарской Области я находилась примерно с 16.00 до 17.00. Почему так точно запомнила время? Дело в том, что до 16 часов я находилась в поликлинике УВД. Дома остались больные гриппом дочери 10 и 11 лет. Часто поглядывала на часы, т.к. надо было ещё успеть в отдел кадров УВД и магазин.

Около кабинета инспектора отдела кадров Фролова (имя, отчество не помню) пробыла где-то 30 минут, ничего подозрительного или особенного к тому времени в здании УВД я не заметила. Отдел кадров был расположен на 2 этаже.

Около 17.00 решила заглянуть к своей подруге — Бертасовой Татьяне Вениаминовне. С Татьяной я встретилась между 3 и 4 этажами. Пообщавшись с ней где-то 10 минут, отказалась от предложения зайти в кабинет, т.к. торопилась. Попросила Татьяну позвонить внутреннему телефону на КПП, чтобы беспрепятственно выйти из здания (поскольку с 1999 года была уже пенсионером МВД). Сама осталась ждать. Вскоре Татьяна вернулась, сказала, что внутренняя связь почему-то не работает. Мы вместе спустились на первый этаж, обратили внимание дежурного КПП на неисправность связи. Дежурный поднял телефонную трубку, убедился, что телефон не работает. Освещение на первом этаже стало тусклым.

Около входа в Информационный центр стояли трое молодых мужчин, оживлённо о чём-то разговаривали. Дежурный не обращал на них внимания. Я подумала о несоответствии поведения мужчин с их внешним видом. Вели себя они как-то «по-свойски» свободно. В то же время внешний их вид вызывал сомнения, что они сотрудники милиции. Одеты были как-то небрежно, в гражданскую одежду. Запомнилось, что один мужчина был с небритым лицом. Решила, если дежурный ничего не выясняет, то не мне, пенсионерке, задавать какие-то вопросы. Из здания УВД я вышла где-то в 17.00. В 24.00 я узнала, что здание УВД полностью сгорело, много погибших. Где-то в 1 час ночи переговорила по телефону со следователем Вахтиной Лидией, не пострадавшей от пожара. От Лидии Вахтиной узнала, что Татьяна Бертасова погибла. Она задохнулась. Тело её было обнаружено на подоконнике окна. Со слов Вахтиной Л. также узнаю, что многие сотрудники погибли из-за нехватки пожарных лестниц. На другой день после трагидии, 11 февраля 1999 года, по телевидению выступил Губернатор Титов. Последний, на вопрос журналиста, ответил, что пожарных лестниц было достаточно. Все знали, что это ложь, но кто будет выступать против «правящего» губернатора. Пожар, по его мнению, наступил из-за случайного возгорания, т.к. здание 1936 года постройки. Проводка и перекрытия были старыми.

Я беседовала в этот же день со своими бывшими коллегами следователями, очевидцами пожара. Будучи опытными и грамотными следователями, выразили своё сомнения в правдоподобности версии пожара от непотушенной сигареты. Но как мне объяснили, следователь Областной прокуратуры их доводы не принимал во внимание. Основополагающим для него почему-то была версия «случайного» возгорания от непотушенного окурка. Тем более губернатор Области уже дал «пра-вовую» оценку случившемуся.

Когда узнала, что расследование уголовного дела взято на контроль Генеральной прокуратуры РФ, добросовестно полагала, что теперь-то расследование будет проведено всестронне, все оперативно-розыскные мероприятия, какие только возможны для установления истины, будут выполнены. Но, видимо, ошибалась.

Прошло 17 лет, многих участников тех событий уже нет в живых.

Я понимаю, что изложенные мной обстоятельства носят косвенный характер, не являются доказательствами чего-либо, но в сопоставлении с показаниями других лиц могут пролить какой-то свет на истину.

Считаю, что у трагедии 10 февраля 1999 года не может быть «срока давности». Годы не смягчили боль утраты наших друзей и коллег по работе.

ФРОЛОВА М.С., подполковник милиции в отставке.

Ваши мнения