Пожар в ГУВД Самарской области

08.02.2017
Пожар в ГУВД Самарской области

10 февраля 1999 года произошел пожар в здании ГУВД Самарской области, что на улице Куйбышева, 42. Данное ЧП является самой масштабной трагедией в истории Самарской области. В тот день погибли 57 человек. Количество пострадавших, по разным оценкам, составило от 250 до 350 человек. Пламя полностью уничтожило пятиэтажное здание, его руины были снесены.

Репортаж из ада

Вечернюю тишину Самары 10 февраля буквально разорвал многоголосый вой сирен. Со всех концов города, по всем центральным улицам, нарушая правила дорожного движения, неслись машины «скорой помощи», милиции, пожарной службы. Мы узнали причину переполоха — пожар в здании областного УВД. Время было 18.30. Доехать до места пожара нам не удалось. Выставленные посты ГИБДД перекрыли подъезды за три квартала до места пожара. Дальнейший наш путь был прерван сотрудниками ППС и ОМОН, которые оцепили «живым забором» все проходы.

Поняв, что прямой путь не самый близкий, мы прошли через дворы, через заборы. В 19.00 подошли к зданию областного УВД, которое было полностью охвачено огнем. На его верхних этажах можно было еще видеть силуэты людей. При нас с пятого этажа выпрыгнула женщина, на которой уже горела одежда. Вокруг облУВД хорошо вычищенный от снега асфальт, поэтому у всех, кто пытался спастись от огня, было очень мало шансов остаться в живых после такой «эвакуации». Насколько нам стало известно от стоящих рядом сотрудников милиции, которые успели выйти из горящего помещения, более десяти человек выпрыгнули из окон...

Пожар в ГУВД является самой масштабной трагедией в истории Самарской области

Здание, расположенное между площадью Революции и Хлебной площадью по адресу: улица Куйбышева, 42, построено в 1936 году. Сменяя друг друга, в нем размещались различные силовые структуры. Здание типичной сталинской постройки: кирпичная коробка, деревянные перекрытия. Снаружи облицовано плитами из осадочных пород.

Комплекс УВД Самарской области до 10 февраля 1999 года представлял собой пятиэтажное угловое здание, где располагались основные службы: штаб, управление уголовного розыска, следственный отдел, экспертно-криминалистический отдел, различные межрегиональные спецподразделения, множество техническо-хозяйственных служб. В общей сложности численность сотрудников управления насчитывала 2100 человек.

В 1998 году был закончен капитальный ремонт, который включал создание противопожарного комплекса. Деревянные стены покрыли плитами с огнеупорным покрытием, в каждом кабинете и в коридоре установили индикаторы дыма...

По оценкам специалистов Самарского центра координации пожарных служб, здание технически полностью отвечало требованиям противопожарной безопасности. Одних только пожарных кранов для подсоединения пожарных рукавов насчитывалось по 12 на каждый этаж. Четко рассчитанный план экстренной эвакуации в случае возникновения пожара висел на каждом этаже через каждые 10 метров. Отчет о проведении инструктажа и учений по противопожарной подготовке раз в полгода отправлялся руководством в Москву. На бумаге получалось, что все и всё было подготовлено к любой неожиданности.

Как упоминалось выше, около горящего здания находилось много сотрудников областного управления милиции, которые успели выйти из огня. Именно с их слов мы можем восстановить картину начала пожара и его развития. Сразу отметим, что показания свидетелей трагедии были очень сбивчивы, противоречивы и требовали дальнейшего уточнения.

Запах дыма первыми почувствовали сотрудники секретариата и пресс-службы, расположенных на втором этаже. Время было 17.10 — 17.20. Выйдя в коридор, они увидели, языки пламени, которые вырывались из хозяйственного помещения, около центральной лестницы.

Один из сотрудников штаба сорвал со стены огнетушитель, тот оказался полностью непригодным. Из трех огнетушителей второго этажа рабочим оказался только один. Находящийся в здании начальник штаба облУВД, который на этот момент был самым старшим по должности, вроде бы распорядился тушить своими силами, не вызывая пожарных. Одновременно с этим другие сотрудники отмечают, что загорелась и боковая лестница, а в левом крыле начало огня совпало со взрывом.

В 17.30 или 17.40 дежурный по облУВД сообщил о пожаре в штаб координации пожарных частей. К этому моменту пламенем были уже объяты второй и третий этажи. Полыхала центральная лестница.

С начала пожара более-менее благополучно смогли уйти сотрудники первого и второго этажей, вынеся при этом табельное оружие, которое грузили на любые автомашины, даже на прибывшую «скорую помощь».

В 17.40 и в 17.45 на втором и третьем этажах прогремело еще два взрыва. Одновременно с прогремевшими взрывами в здании погас свет. Правый выход оказался так же отрезанным. Сотрудники, которые попытались выйти по нему, были откинуты взрывом. Пламя на 2-м и 3-м этаже образовало кольцо, не позволяющее использовать боковые выходы.

Обитатели пятого этажа, в большинстве женщины, пытались выйти в коридор, но охваченный огнем центральный проход не позволил им спуститься вниз. Один из спасшихся сотрудников милиции сокрушался: «Похоже, с пятого никто не вышел...». На этом этаже, где размещались службы ЭКО (экспертно-криминалистический отдел), областного архива и подразделения ОППН (отдел профилактики правонарушений несовершеннолетних), работало около 240 человек. Именно они предпочли огню прыжки с высоты. В результате девять человек разбились насмерть.

Официальная версия: все началось с окурка

Нам стали доступны некоторые материалы уголовного дела № 9900138, возбужденного Самарской областной прокуратурой. Эксперты Всероссийского НИИ пожаротушения МВД в своих заключениях и справках сообщали, что пожар начался в 75-м кабинете на втором этаже. Кто-то из сотрудников бросил непогашенную сигарету, под столом загорелась пластиковая урна с бумагами, и горящая масса потекла по линолеуму к деревянной стене. Которая, как и все перекрытия, была полой, с пылью и мусором внутри. Массивная дверь кабинета оказалась закрыта на ключ. Его хозяева — следователи Наталья Першина (экономические преступления) и Ольга Полякова (начальник отдела по нераскрытым преступлениям) — отлучились куда-то примерно в 16.00.

Огонь слишком поздно обнаружили обитатели соседних кабинетов. Если верить заключению главного инспектора ГОИУ МВД РФ полковника Назарова, которое утвердил лично Сергей Степашин (в то время — глава МВД), только в 17.50 обеспокоенные запахом дыма соседи Першиной и Поляковой, взломав замок, увидели, что в кабинете горят мебель и пол. Бросились за огнетушителем, тот оказался пустым. Принялись разматывать пожарный гидрант и поняли, что напрасно. Вода не текла. Позднее выяснилось: ремонтируя водопровод, где-то вставили трубу меньшего, чем положено, диаметра.

К тому времени в другом крыле здания на третьем этаже загорелся кабинет около лестничной клетки. Эксперты объяснили, что обычная скорость распространения пожара по пустотам таких зданий — от одного до десяти метров в секунду. То есть, пытаясь сбить пламя в кабинете № 75, люди ходили по огню, не замечая его присутствия. А в пустотах гуляли сквозняки, и пламя тянуло в сторону лестницы, которая сыграла роль печной трубы.

Вскоре загорелась и она. Так люди на пятом этаже, куда вела только центральная лестница, попали в плен. Температура там достигла 400 градусов. Пожарные не могли спасать людей. У них плавились каски.

Когда подоспевшие машины развернули рукава, выяснилось, что достаточного напора воды нет. И пришлось качать воду из Волги. Делали прорубь, тянули по улицам километровые рукава... А горевшие люди кинулись к окнам. Некоторые прыгали вниз или спускались по кабелям и связанным занавескам. Многие разбивались. Когда прибыли первые пожарные машины с раздвижными лестницами (после 18.10), по официальному заключению, «было зафиксировано горение по всей площади здания». А просьбы о помощи раздавались «примерно из 15 окон третьего этажа, 20 окон — четвертого и 10 — пятого...». Эксперты рассчитали, что спасти людей необходимо было в течение лишь десяти минут. Но не хватало автолестниц и подъемников. Вручную растаскивали машины, припаркованные у здания, рубили деревья... Троллейбусные провода не отключали до позднего вечера, и автолестницу нельзя было дотянуть до верхних этажей, не зацепив высоковольтной линии. И все же через окна пожарные эвакуировали десятки людей.

К 18.30 верхние этажи здания полностью охватил огонь. А после 19.00 все перекрытия рухнули.

Начальника Самарского УВД генерала Владимира Глухова, как, впрочем, и его предшественника генерала Анатолия Андрейкина, не раз предупреждали об убийственном состоянии здания. Но пожарных отправляли куда подальше. И те молча уходили, поскольку милицейские генералы были их начальниками. Настоятельные рекомендации пожарных экспертов последовательно не выполняли аж с семидесятых годов. А эпизоды многократного возгорания в здании УВД чайников и кипятильников предпочитали не афишировать. В УВД создалась до того напряженная обстановка, что, когда случилась трагедия, не нашлось ни одного начальника, который бы внятно доложил руководителю о масштабах происходящего. Ведь генерал Глухов во время пожара вместе с прочими милицейскими руководителями был на концерте Ларисы Долиной. Отдыхал...

Использованы материалы
телепрограммы «Человек и Закон»,
газеты «Новая газета», газеты «Тольяттинское
обозрение», портала SamaraToday.ru

Ваши мнения