Как это было... (Часть 3)

28.02.2016

Предлагаем нашим читателям воспоминания о работе в милиции ветерана милиции, полковника милиции в отставке Михайлова Виктора Павловича

Читать 1 часть | Читать 2 часть

Год 1967-й и год последующий 1968-й сложились для сотрудников милиции города на Неве исключительно тяжело. И школа милиции, оставаясь реальным резервом на любой случай осложнения обстановки без дела не оставалась. Помимо участия в крупномасштабных мероприятиях под руководством Главка города и области, руководства и школы и районных отделов милиции многие курсанты, в том числе и я, в свободное от учебы время работали в подразделениях УР и БХСС. Это закреплялось специальным приказом по школе и РОМ, курсанту к удостоверению личности выдавался специальный вкладыш «оперуполномоченного — стажера».

Как уже говорилось, в июне — июле 67-го сложная обстановка сложилась в зоне многочисленных пионерских лагерей, расположенных в сосновых борах вокруг Рощино, Кавголово, Парголово, Выборга. И опять серия изнасилований, развратных действий в отношении детей. В срочном порядке несколько сот курсантов перебросили под Выборг и Рощино.

Так, из упомянутого 5-го отделения милиции я попал в Рощинское отделение милиции. Весь июль нашей группой в составе 7 курсантов и местного участкового пришлось охранять периметр двух пионерских лагерей от разного рода извращенцев, имеющих нездоровое влечение к детям. У кого-то мои воспоминания вызовут улыбку: «Вот, мол, нашел что вспомнить на старости лет!» Профессионал, работавший по серийным изнасилованиям, убийствам на сексуальной почве, поймет меня. Это, как показывает практика, одна из самых тяжелых для раскрытия категория дел. Так было в Ленин-граде, так было в Тольятти, где мне пришлось работать, возглавлять опергруппы по раскрытию изнасилований малолетних Разиной, Эгипти, Ландарь, убийству Пациной и других. Наша служба в тени корабельных сосен на берегу красивых озер с кристально чистой водой отнюдь не походила на безмятежный отдых. Тогда я был ошеломлен количеством мерзавцев-оборотней в человеческом обличье, изловленных у пионерских лагерей и дач ленинградцев. Дня не приходило без задержаний разного рода и типа «озабоченных и «страдальцев». Тут были «наблюдатели», «смотрящие» у дамских туалетов, раздевалок и душевых кабин, любители флоры и фауны, заманивавшие детей в лес, обещая «показать ежика, белочку, пособирать цветы», онанистов и прочих извращенцев любого пошиба. Ситуация усугублялась тем, что в городе помимо озвученных мною выше серийных убийств продолжалась серия изнасилований с последующем удушением молодых девушек в юго-восточных районах города. Оставалось нераскрытым и убийство 12 летней девочки в Выборском районе, где работали мы. Поэтому, очень много времени и сил, помимо патрулирования и засад, приходилось уделять проверке выявленных и задержанных на причастность к нераскрытым преступлениям.

Этой работой занималась большая группа опытнейших оперов из главка, которую возглавлял тогдашний заместитель начальника ОУР УООП Михаил Иванович Михайлов, будущий 1-й заместитель начальника ГУВД города и области, генерал-лейтенант милиции, кавалер многих орденов и медалей. Как они везде успевали, даже нам непосвященным, работающим «на подхвате» несмышленышам было поразительно. Это был удивительный коллектив. С одной стороны — заслуженные ветераны, в массе бывшие фронтовики, с другой — молодежь, безгранично преданная службе в уголовном розыске. За смешную, даже по тем временам, зарплату сотрудники без выходных день и ночь посвящали работе. Этих людей с большой буквы можно было видеть днем и ночью на местах тяжких происшествий в отделах, отделениях милиции, где они работали с интересными людьми. В неприметной, не видимой на первый взгляд, суете типа «принеси, привези, подай, опроси» около таких профессионалов можно было научиться многому. И тот, кто хотел, тот учился. И все-таки, вот такая аварийно-авральная командировка значительных сил помогла разрешить ситуацию. Было раскрыто значительное количество тяжких преступлений, в том числе упомянутое убийство девочки, задержано более тридцати разыскиваемых преступников, «отлеживавшихся» в курортной зоне. А главное — всей обитавшей в заповедных местах «нечисти», был дан предметный урок, который практиковался впоследствии ежегодно. Отдыхающие, местные жители увидели предметную и результативную работу милиции. О проблемах милиции, ее успехах и неудачах шел откровенный разговор на агитплощадках, собраниях товариществ садоводов и дачников, в рабочих коллективах. Это приносило, по-моему, большую пользу, в том числе и по обмену информацией.

Сейчас, несмотря на столько прошедших лет, живо и зримо представляю все то, что пережил с товарищами осенью, ранней зимой 1967-го, весной и летом 68-го года. Слава богу, это не преследует меня как кошмар, но наложило свой отпечаток на всю жизнь. Выше говорил о том, что в названные годы город буквально лихорадило от серийных, особо тяжких преступлений на сексуальной почве. Этот горький опыт, впечатления от изнурительного и часто, безрезультативного труда отложилось на всю жизнь. И это, наверное, очень помогло в становлении меня как оперуполномоченного уголовного розыска, сыщика. Кем бы ни служил — оперуполномоченным, заместителем начальника ОВД по оперработе, начальника отдела УР УВД, начальника РОВД, УВД г.Тольятти, уголовного розыска области, — раскрытие тяжких, особенно серийных преступлений считал и считаю главной задачей всех служб и первого руководителя. Этому должна быть подчинена организационная, оперативно-розыскная и практическая деятельность начальника органа, руководителей и личного состава всех служб. При успешном и системном решении этой определяющей все задачи остальное приложится.

К сожалению, сегодня другие подходы. К руководству органами, подразделениями приходят сотрудники морально, психологически, профессионально не способные не то что управлять органом, совокупностью служб, а даже осмыслить содержание, суть оперативной обстановки и решаемых задач.

Так вот. Если нападение на девушек с целью изнасилования, в том числе сопряженные с убийствами весной, летом 67-го случались редко, носили бессистемный, так сказать, характер, то с наступлением осенних холодов события приняли буквально угрожающий характер. Жертвами становились девочки-подростки и молодые девушки, как правило, привлекательной внешности. Задушенных и изнасилованных находили в различных местах- в парках, лесопосадках, чердаках, подвалах жилых домов, школ, на территории предприятий, в центре города, пригороде. Наибольшее количество нападений было совершено на территории Кировского, Московских районов и в юго-западных и южных пригородах города. Хотя из обстоятельств происшествий было очевидно, что все преступления — результат действий одного убийцы, не было его словесного или композиционного портрета. Это свидетельствовало о исключительной изощренности и осторожности убийцы. Тысячи опрошенных, допрошенных возможных очевидцев, показания чудом уцелевших, и такие были, практически ничего не дали для розыска. Убийца, как потом выяснилось, длительное время изучал жертву. Устанавливал маршрут, время ее передвижения у места жительства, работы, места обычного посещения, после чего совершал нападения. Нападал сзади, внезапно, давил жертву руками, насиловал на месте и скрывался. В одном случае юноша проводил будущую жертву до калитки частного дома в пригороде Пушкина, попрощался, дождался стука входной двери, после чего спокойно ушел. А дверью хлопнул убийца, оставив погибшую на веранде родительского дома. Преступления совершались днем, вечером и ночью. Обывателей, сотрудников милиции, всех задействованных в розыске преступника буквально пугала его вездесущность и неуязвимость.

Читать продолжение

Ваши мнения